Я очень много раз ездил в паломнические поездки в Иерусалим.
Сейчас я к этому отношусь с очень большим сожалением – я имел возможность, но я не понимал, куда я вообще еду и какую благодать я вообще впитываю. Я просто не понимал этого.
И для меня почему сейчас это больно? Больно в том плане, что я имел возможность, но я не понимал, что я делаю. Многие люди не имеют такой возможности и желают этого, и молятся об этом, и думают, что это один-единственный и самый главный праздник в их жизни, точно так же как наша Евфросиния Полоцкая считала своим долгом сделать паломнический тур в Иерусалим.
В 2009 году, в июне месяце, первого июня, я, волею судьбы, думаю даже – по воле Божией, попал в исправительную колонию по уголовной статье республики Беларусь, триста тридцать девятой части третьей. Это хулиганство с применением огнестрельного оружия. В этой колонии я увидел храм и я не понимал еще тогда, что это за храм, я его просто увидел.
И со мной вместе в эту же колонию попал человек, который был близок к церкви. И он мне объяснил, что это за храм и дал брошюрку – жизнь и подвиги Иоанна Русского.
До этого момента я не знал кто это, что это и почему это.
Я не знаю почему, но каждый Божий день, находясь в этой колонии, я ходил на вечернюю службу. Для меня, как для человека, это вообще …все постоянное оно мне приедается, и я не понимал вообще, как мне хватает сил каждый Божий день ходить на службу.
Но я чувствовал внутри, что мне это надо.
Мне было хорошо, мне было уютно, как дома. Потому, что каждый заключенный мечтает попасть домой, к матери или там, к семье, потому, что ему там хорошо. И вот такое это единственное место в этой колонии, где я чувствовал себя спокойно.
Братья читали молитвы.
Я их не понимал.
Я никогда не читал молитвы.
Я взял в храме этом молитвослов и начал просто следить, о чем читают люди, понимать слова. И порядок службы вечерней заключался в том, что каждый брат, каждый заключенный, который находился в храме этом, имел право прочесть молитву, потому что вечерняя молитва состоит из десятка молитв.
И я помню первый раз, когда я осмелился в присутствии братии прочесть какую-то…я не помню даже, что это была за молитва.
У меня дрожало всё, руки, язык, голос…я не мог просто…ну, я… выйдя с этой службы, мне было настолько легко, я думал, что я, наверное, совершил какой-то подвиг!
И после этого я уже, там вместе с братьями, читал по две, по три молитвы ежедневно.., и в один из дней, когда совершалась служба и моя очередь ожидала чтения молитвы, я дал обет самому себе перед иконой Спасителя.
Я сказал, что, Боженька, как только я освобождаюсь из этих мест, независимо, когда это произойдет, по пересмотру судом моего дела либо по окончанию моего срока, я даю слово – я обязательно съезжу в Грецию и обязательно приобрету икону Иоанна Русского и обязательно попрошу настоятеля того храма, где находятся святые мощи этого святого, освятить её, провести службу, так, как это должно происходить, и обязательно эту икону передам в храм, в дар, именно вот в эту колонию, для того, чтобы …ну, чтобы это было…
И вот, в этот момент, спустя буквально неделю, приходит документ, который освобождает меня от наказания.
Я могу сказать с полной уверенностью, и я знаю это всем сердцем своим, что это произошло по тому обету, по той молитве, которую я произнес в тот день.
Я не мог некоторое время выехать из страны, потому что я, по условиям нашего законодательства, был невыездным, но ровно через год я с благословения нашего владыки и с помощью протоиерея Константина, который теперь является моим духовником, мы съездили вместе с ним в Грецию, мы попали в этот храм и я выполнил тот обет.
И вот в этот момент, наверное, когда я прочел в первый раз вместе с братьями молитву в храме, в этот момент пришло ко мне то, чего я, наверное, искал и к чему я должен был прийти.
И если бы не страдания моих близких и родных в то время, когда я находился под следствием и был осужден…я благодарен судьбе за то, что я попал в это учреждение и попал в этот храм, скажем так, в то время, когда я в него попал, что это не произошло позже, потому что для меня эта маленькая церквушка в данной колонии – это самый большой храм в моей жизни, который состоялся …потому, что в нем я нашел …я нашел… правду жизни.
И на сегодняшний момент, спустя вот уже три года, ну…мне просто легко жить, легко смотреть на некоторые вещи, которые вот раньше я просто не понимал.
Святой помогает очень многим, по чистосердечной и искренней молитве и по велению этого святого, и по воле Божией, конечно, и, несмотря на то, что святой находится в Греции, но даже здесь, то, что произошло со мною, это произошло на самом деле.
Знаете, можно обмануть, например вас, но сам себя я никогда обмануть не смогу, потому, что я знаю, что это было, и сказать, что это было по каким-то другим причинам, это не так.
Сергий, Белоруссия, 2013 год
© 2011-2018, Фонд содействия паломничеству имени святого Иоанна Русского
Яндекс.Метрика