Примечания, комментарии, источники

. «Святой праведный Иоанн Русский», Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995 г.

2. Само имя «Иоанн» впервые появляется в Новом Завете.

Именно этим именем праведным Елисавете и Захарию было предписано назвать своего первенца самим Святым Духом (Лк.,1,13), Который открыл Захарии грядущее величие Иоанна – «ибо он будет велик пред Господом… и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей… и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу…» (Лк.,1,15,16).

Итак, самым первым носителем этого имени был Иоанн – Предтеча и Креститель Господень.

Хотя практически все источники, рассказывающие об этом имени, почему-то утверждают, что данное имя является древнееврейским, однако нигде в ветхозаветной истории еврейского народа это имя не встречается, что представляется весьма странным.

Более того, как описано в Новом Завете (Лк.,1, 59-63):

«59. В восьмой день пришли обрезать младенца и хотели назвать его, по имени отца его, Захариею. 60. На это мать его сказала: нет, а назвать его Иоанном.61. И сказали ей: никого нет в родстве твоем, кто назывался бы сим именем. 62. И спрашивали знаками у отца его, ка́к бы он хотел назвать его. 63. Он потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему. И все удивились…».

Всеобщее удивление соседей и родственников и упоминание о том, что «никого нет в родстве твоем» с этим именем фактически означает, что такое имя вообще никто и никогда не носил среди евреев, поскольку в этом небольшом народе в той или иной степени все были родственниками друг другу; косвенным подтверждением тому может служить и родословие Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова (Мф., 1-16), где также это имя не встречается, да и весь Ветхий Завет, где имя «Иоанн» отсутствует.

Странно выглядят и утверждения о том, что, якобы, это имя пришло в древнегреческий с иврита, так как две тысячи лет назад такого разговорного языка (иврита) просто не существовало, на нем не разговаривали – а ведь имя есть важнейший элемент языка разговорного, повседневного общения; тогда как современный нам язык иврит появился только в конце 19 века.

Перевод имени «Иоанн» с древнееврейского означает «Бог смилостивился, милость Божия, дар Бога», что не противоречит мысли о том, что данного имени у евреев не было – само по себе понятие существовало, но как имя не использовалось, что вполне нормально.

Поскольку, как мы знаем, у Господа нет ничего случайного, и в Библии нет ни одного лишнего знака, то из нашего небольшого анализа можно сделать следующий интересный вывод.

Само имя «Иоанн» ранее нигде не употреблялось, но является боговдохновенным, прямо указанным Святым Духом для того, кто был Предтечей и Крестителем Господним, и именно отсюда это имя впервые появляется в мировой истории. Причем имя это появляется почти в самых первых стихах Евангелия, Благой вести о спасении и Царствии Божием, которое для всех нас является даром Божиим и милостью Божией.

3. Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. Православный месяцеслов. Издательство «АСТ, Астрель, Русские словари" (2000).

4. Никонов В. А. Имя и общество. М., 1974.

5. Страбон. География / Пер. с др.-греч. Г. А. Стратановского под ред. О. О. Крюгера, общ. ред. С. Л. Утченко.— 2-е изд., репр.— М.: Ладомир, 1994.— 944с.— (Памятники исторической мысли).— 5000 экз.— ISBN 5-86218-054-0 (в пер.)

6. Малороссия называется родиной Иоанна абсолютно во всех изложениях жития Святого, однако нами не обнаружено ни одного документального источника, в котором бы это утверждение хоть как-то обосновывалось.

Вообще говоря, есть только три возможных варианта обоснования для такого определенного свидетельства:

а) Святой сам мог рассказать об этом кому-либо из жителей Прокопиона с которым он (гипотетически) мог иметь близкое общение, например, со священником Храма св. Георгия. Однако тогда обсуждаемое утверждение о происхождении Святого сопровождалось бы, как минимум, упоминанием об этом рассказе и ссылкой на рассказчика. Более того, если бы Святой Иоанн сам свидетельствовал о себе кому-то из жителей Прокопиона, то, вероятно, Святой Иоанн рассказал бы своему собеседнику и о своих родителях и родных, что было бы совершенно естественно для беседы подобного рода.

Однако такого рода свидетельств история не сохранила.

Это не означает, что ничего подобного не могло быть.

Например, в книге Э.Карита [7] названы и место рождения и даже полные имена отца и матери Святого Иоанна. Называется также деревня и имя помещицы, крепостными которой якобы были родители св. Иоанна. Однако никакого подтверждения как этим, так и иным утверждениям автор не приводит, и потому все исследователи данного вопроса сходятся в том, что книга Э.Карита скорее является вольным литературным произведением с присущими такому жанру авторскими фантазиями, нежели достоверным изложением фактов и обстоятельств жизни Святого Иоанна.

Дополнительным подтверждением этому критическому мнению является и указываемая Э.Карита дата рождения св. Иоанна – 1670 год, что существенно расходится с «общепринятой» датой рождения св. Иоанна (около 1690 года, см. также [20].

б) Вторым источником информации о происхождении Святого мог являтьсякто-либо из его армейских товарищей, близко узнавших св. Иоанна во время совместных военных походов.

Однако такого рода свидетельств также нет.

в) Наконец, данное утверждение может быть просто неверной гипотезой, со временем превратившейся почти в факт из-за множества повторений и при отсутствии минимального требования обосновать этот «факт».

Ведь большинство пленников, попадавших на невольничьи рынки Османской империи тех времен, и в самом деле происходили из Малороссии, которая являлась полем постоянных грабительских набегов татар и турок.

Захват пленников в этих набегах был одной из главных целей нападавших, стремившихся получить за «живой товар» хорошее вознаграждение при последующей продаже на одном из многочисленных невольничьих рынков.

Поэтому логично предположить, что и Иоанна просто посчитали за одного из уроженцев из Малороссии, которых в то время было немало среди невольников, а истинным местом его рождения никто и не поинтересовался.

7. Элени Карита. Облик одного Святого. Иоанн Русский (биографическая повесть). Издание общества «Праведный Иоанн Русский». Афины, 1971 (на греческом яз.).

8. В начале 17 века бурно растущей Российской империи, пробивавшей стратегические выходы к Балтийскому и Черному морям активными военными действиями, требовались большие человеческие ресурсы для пополнения армии, которую Петр I(1682-1725) начал впервые в истории России строить на регулярной основе. Его Указ «О приеме в службу в солдаты из всяких вольных людей» (1699) положил начало наборам в новую армию, а в Указе от 20 февраля 1705 г. впервые упомянут термин «рекрут», срок службы которого установил Петр I – «доколе силы и здоровье позволят», то есть, практически пожизненно. Рекрутская система прочно закрепила классовый принцип организации армии: солдатский состав набирался из крестьян и других податных слоев населения, а офицерский – из дворян. Каждая сельская или мещанская община обязывалась предоставить в армию мужчину в возрасте от 20 до 35 лет с определенного числа (чаще 20) дворов.

Зажиточные мещане могли откупить своих детей от призывных списков воеводской канцелярии, а вот крестьянские семьи такой возможности не имели. Судьбу крестьянскихдетей, рекрутируемых на военную службу, иногда решал жребий, но зачастую сельские общины с участием священников соборно и по справедливости старались выбирать кандидатов в рекруты среди мужского населения от 20 до 35 лет. Общинные принципы отбора были справедливыми -- семья не должна была лишиться кормильца и отца малых детей, а также единственного сына немощных и престарелых родителей. Также не брали на службу хворых, низкорослых и хилых телосложением. Особо проверялось здоровье и крепость зубов будущего солдата – ведь для стрельбы из фузеи* нужно было сначала зубами скусывать бумажную головку патрона, так что больные зубы могли стать причиной гибели в бою.

*Фузея -- тип кремневого гладкоствольного дульнозарядного ружья, введенный Петром I в начале 18-го века в русской армии и заменивший мушкеты. Подразделялась на солдатскую и драгунскую. По сравнению с мушкетом имела меньший калибр (солдат. 19,6 мм, драгун. 17,3 мм), длину (солдат. 1560 мм, драгун. 1210 мм), массу (солдат. 5,69 кг, драгун. 4,6 кг). Введенный для них штык с трубкой облегчал переход к штыковому бою. Термин "Ф." употреблялся до сер. 18 в.

Хорошо известно, что именно Петром Первым впервые была создана регулярная армия, основанная на строгой военной дисциплине и высокой профессиональной выучке. Менее известно, что одним из важных принципов формирования армейских подразделений, был введенный Петром I принцип «землячества» --солдаты, собираемые в один полк, были соседями по селам и уездам, уроженцами одной местности,«земляками». Так как срок службы для солдат в те годы был неограничен, то полк практически заменял им родную семью, тоску по которой заглушить было невозможно. Православная верность воинскому долгу обеспечивала настоящую взаимовыручку бойцов на войне, ведь «…нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Иоанн, 15:13), и потому русский солдат, не задумываясь, бросался на амбразуру за однополчанина.

Именно с тех времен пошла поговорка «Сам пропадай, а товарища выручай», позднее приписанная великому православному полководцу графу Суворову – единственному в мире военачальнику, не проигравшему ни одного сражения на суше (таким же великим флотоводцем, победившем во всех морских сражениях, был православный русский адмирал Ушаков).

9. После сокрушительного поражения в Полтавской битве молодой шведский король Карл ХII бежал и укрылся во владениях Османской империи, в городе Бендеры. Явное укрепление России и активные действия Петра I в Причерноморьебыли серьезной угрозой для турецкого султаната, и поэтому жаждавшему военного реванша Карлу ХII не составило большого труда уговорить турок к объявлению России войны в ноябре 1710 года.

На Российскую империю напали сразу с трех сторон. Со стороны Левобережной и Правобережной Украины ее атаковали конницы крымских татар в союзе с польскими и шведскими войсками, а также с частью запорожских казаков, находящихся на содержании и под протекторатом короля Карла ХII. Одновременнок границе с Бессарбией подтянулось более чем 120-тысячное османское войско. Но Петр Первый, введенный в заблуждение заверениями Господарей (царей) Молдавии и Валахии о полной поддержке русской армии и народных ожиданиях*, решил выступить походом, чтобы дойти до Дуная, где надеялся поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи.

*По словам румынского историка Арманда Гроссу, «делегации молдавских и валашских бояр обивали пороги Петербурга, прося царя, чтобы православная империя их поглотила…»

Однако этот поход оказался крайне неудачным – широкого народного восстания против турок поднять не удалось, обещанной помощи войсками и провиантом от молдавских и валахских господарей Петр I не получил, армия страдала от недостатка провианта и фуража, а многократно превосходящие силы султана и союзников окружили остатки ослабленной русской армии возле реки Прут, неподалеку от местечка Станилешти.

До нас дошло письмо, написанное во время Прутского похода, автором которого, по мнению видных исследователей, является сам Петр I.

Письмо датировано 10 июля 1711 г. и обращено к Государственному Сенату:

«Сим извещаю вам, что я со всем своим войском без вины или погрешности со стороны нашей, но единственно только по полученным ложным известиям, в четырекраты сильнейшею турецкою силою так окружен, что все пути к получению провианта пресечены, и что я, без особливой Божией помощи, ничего иного предвидеть не могу, кроме совершенного поражения, или что я впаду в турецкой плен [10, с. 315].

21 июля 1711 года русская армия, прижатая к реке, была окончательно обложена сплошным полукругом полевых укреплений и артбатарей. Более 160 орудий непрерывно обстреливали русские позиции. Янычары предпринимали атаку за атакой, но вновь и вновь были отбиты с немалыми потерями. Мужество и отвага русских солдат приводили турок в изумление и страх.

Польский генерал Понятовский, военный советник у турок, лично наблюдавший сражение, писал, что героизм русских солдат: «… не только охладил пыл янычар, но и привёл их в замешательство и принудил к поспешному отступлению. Кегай (то есть помощник великого визиря) и начальник янычар рубили саблями беглецов и старались остановить их и привести в порядок.»[11].

Положение русской армии становилось отчаянным, боеприпасы ещё оставались, но запас был ограничен. Продовольствия не хватало и раньше, а в случае затягивания осады войскам скоро грозил голод. Помощи ждать было не от кого. В лагере плакало и выло множество офицерских жён, сам Пётр I временами приходил в отчаяние, «бегал взад и вперед по лагерю, бил себя в грудь и не мог выговорить ни слова»[12].

Разгром и близкая гибель нависли над императором и всей русской армией, прижатой к реке. Противник более чем впятеро превосходил по численности (около 200 тысяч солдат врага против 38 тысяч солдат Петра I), в русских полках оставалось по 3-5 зарядов на ружье и по 2-3 выстрела на артиллерийское орудие, почти закончилось продовольствие. На противоположном берегу Прута также были враги, да и шлюпок для переправы не было, а при попытке спастись вплавь по течению пловцовждала неминуемая гибель от караулящихна реке многочисленных лодок противника.

Бригадир Моро-де-Бразе, которого на русской службе никак не обласкали (уволили по сокращению после похода), тем не менее оставил восторженный отзыв о поведении Петра I в решающие моменты сражения:

«Могу засвидетельствовать, что царь не более себя берёг, как и храбрейший из его воинов. Он переносился повсюду, говорил с генералами, офицерами и рядовыми нежно и дружелюбно, часто их расспрашивая о том, что происходило на их постах.»[13].

На утреннем военном совете 22 июля Пётр I с генералами принял решение предложить турецкому султану мир, а в случае отказа сжечь обоз и прорываться «не на живот, а на смерть, никого не милуя и ни у кого не прося пощады». [12]. К туркам послали трубача с предложением о мире. Но визирь Балтаджи Мехмед-паша, не ответил на русское предложение, а, напротив, приказал янычарам возобновить атаки. Однако янычары, которые были обескуражены мужеством русских солдат и несли уже большие потери, подняли громкий ропот, что султан желает мира, а визирь против воли султана посылает янычар на убой.

В русских войсках в это время отслужили молебен и обошли весь лагерь крестным ходом с иконой Богородицы. Петр Первый ушел в палатку готовить депешу в Сенат с Указом о том, «чтобы в случае пленения его Государем не считать, и его распоряжений из плена не выполнять»[14], когда пришло известие о согласии турок на заключение мирного договора.

Утром 23 июля мирный договор был скреплён печатями, и уже к вечеру Русская армия в боевом порядке с распущенными знамёнами и барабанным боем выступила к Яссам. Визирь даже выделил сопровождающего и свою кавалерию для защиты ослабленной русской армии от разбойничьих набегов татар, чтобы обеспечить беспрепятственный проход армии Петра I в сторону Могилева.

Состояние армии в этом заключительном переходе было крайне плачевным.

По воспоминанию датчанина Расмуса Эребо (секретаря Ю. Юля, [12]) о русских войсках на подходе к Днестру: «Солдаты почернели от жажды и голода. Почерневшие и умирающие от голода люди лежали во множестве по дороге, и никто не мог помочь ближнему или спасти его, так как у всех было поровну, то есть ни у кого ничего не было.»

Узнав о начале мирных переговоров, Карл ХII срочно отправился из Бендер в турецкий лагерь, куда прибыл после полудня 24 июня и где потребовал у визиря немедленно расторгнуть договор и предоставить ему войско, с которым он разобьёт русских. Великий визирь отказал, сказав: «Ты уже их испытал, и мы их знаем. Коли хочешь, нападай на них со своими людьми, а мы заключённого мира не нарушим»[17].

10. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. XI. Вып. 1 (январь – 12 июля 1711 г.). Институт истории АН СССР. М., 1962.

11. Н. Павленко. Пётр Первый. Серия ЖЗЛ, М., Молодая гвардия, 1975.

12. Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1709—1711). Извлёк из Копенгагенского архива и перевёл с датского Ю. Н. Щербачев. М., 1899. Для записок о Прутском походе Ю. Юль использовал дневник участника похода, генерала Алларта. Также Юль ссылается на разговоры с самим Петром I и другими очевидцами непосредственно по окончании похода.

13. Записки бригадира Моро-де-Бразе (касающиеся до турецкого похода 1711 года)», пер. с фр. и пред. А. Пушкина, «Современник», 1837, № 1:[14], [15] — француз Моро-де-Бразе возглавлял драгунскую бригаду (4 полка) в дивизии генерала Януса в ходе Прутского похода. После окончания похода был уволен с русской службы вместе с другими иностранными офицерами из-за сокращения расходов казны. Рассказ Моро-де-Бразе о походе 1711 года Пушкин называет «лучшим местом изо всей книги» его, изданной в 1716 г. на французском языке под названием «Записки политические, забавные и сатирические господина Жана-Никола де Бразе, графа Лионского, полковника Казанского драгунского полка и бригадира войск его царского величества».

14. Керсновский А.А. История Русской армии.-- М.: Голос, 1992 - 1993. Т.1 . 304 с., Т.2. 336 с.

15. Молчанов Н. Н. Дипломатия Петра Первого. — М., 1986.- С. 279.

16. Стати В. История Молдовы. Кишинёв: Tipografia Centrala, 2002, С. 210.,480 с. — ISBN 9975-9504-1-8.

17. А.С. Пушкин, История Петра I. 1711. — незавершённый труд Пушкина, где он хронологически излагает историю Петра (и Прутского похода в частности) по журналу Петра I, цит. по [18].

18. И.Фейнберг, Незавершенные работы Пушкина, изд. 2-е, М. 1958.

19. Соловьёв С. М. Глава 2 // История России с древнейших времён Т. XVI.

20. «…предположительно в битве за освобождение Азова». Это предположение, также как и утверждение о дате и месте рождения св. Иоанна, согласно воспроизводят все источники о его житии, что весьма удивительно и совершенно непонятно. Ведь простой взгляд на карту Прутского похода 1711 года сразу ставит данное утверждение под серьезное сомнение, так как Азов не относился к театру военных действий Прутского похода и находится от места решающего сражения на расстоянии более чем в 1000 километров.

Крепость Азов была завоевана Петровской армией 19 июля 1696 года, во время второго Азовского похода Петра I, и была возвращена туркам в 1711 году согласно мирному договору по итогам именно неудачного Прутского похода.

Если датой рождения св. Иоанна действительно является 1690 год, то очевидно, что он просто не мог сражаться под Азовом как солдат в 1696 году. Однако, если верно упоминавшееся выше утверждение Э.Карита [7] о дате рождения св. Иоанна в 1670 году, то его возраст для участия в Азовских походах уже оказывается вполне подходящим. В то же время, при таком допущении (о дате рождения св. Иоанна в 1670 году) становится совершенно непонятным утверждение об участии св. Иоанна в Прутском походе 1711 года – ведь если пленение случилось еще во время Азовских сражений, то в 1711 году св. Иоанн уже просто не мог находиться в Петровской армии.

Еще одним серьезным возражением против определения датой рождения св. Иоанна 1670 года являются рассказы многочисленных очевидцев, к которым Святой приходил уже в наше время – все они рассказывают о нем, как о красивом юноше достаточно молодого возраста, а не как о 60-летнем старце (при рождении в 1670 году возраст св.Иоанна к моменту кончины в 1730 году составил бы около 60 лет).

Таким образом, можно заключить, что упоминание Азова, как места сражений, в которых св. Иоанн попал в плен, весьма гипотетично.

Единственным объяснением этому может быть допущение, что в 1711 году при возвращении Азова туркам происходили какие-то небольшие сражения (стычки), о которых не сохранилось упоминаний, но и это допущение не выдерживает критики – ведь если крепость подлежала передаче туркам по условиям Прутского мира, то нет никаких причин направлять туда войска, только что вышедшие из изнурительных боев.

Следовательно, св. Иоанн не мог одновременно принимать участие и в Прутском походе 1711 года и сражениях под крепостью Азов, которая почему-то называется местом его пленения.

Этот вопрос еще ждет своего исследования. Ответ на него мы надеемся получить при архивных исследованиях списков полков Петровской армии, участвовавших в Азовских и Прутском походах.

Просим также о помощи в этом и наших неравнодушных читателей, интересующихся русской историей – будем благодарны за любые материалы.

21. В народном эпосе Малороссии обильно отразилось постоянное бедствие мирной земли - «Божий бич – татары». Несмотря на выставленные на полях крестьянские дозоры, небольшие татарские отряды, нападая внезапно, отбивали снятый урожай, угоняли скот, грабили села, оскверняли православные Храмы и святыни и с особым жадным азартом захватывали в плен женщин, подростков, детей и даже стариков. Раненых мужчин в плен не брали, а просто дорезали на месте. «Ясырь» - так называли татары свою человеческую добычу.

Презирающие всякий земледельческий труд, воины и вольные кочевники, татары жили исключительно разбоями, грабежами, войнами и торговлей людьми.

К этому их во многом приучили турки, сделав подданных крымского хана основными поставщиками живого товара для рабских рынков Османской империи. Османиды, согласно шариату, не могли заниматься грязным физическим трудом и нанимать единоверцев-мусульман на рабские работы. Поэтому им был необходим постоянный приток рабской рабочей силы, тем более, что расходовалась она чрезвычайно быстро.

Пленными славянами из России, Украины и Беларуси, помимо польских, греческих и балканских невольников, комплектовались гаремы Турции, формировалась женская обслуга, а также отбиралось «детское сырье» для будущих янычарских полков.

От главных перевалочных пунктов Черноморского побережья – Трапезонта и Каффы* к берегам Константинополя (сегодняшний Стамбул) отплывали набитые славянскими невольниками галеры крымских татар.

Обратно они возвращались с турецкими жеребцами-производителями на борту -- уж очень кочевники татары любили коней. А еще высоко ценилось у татарских воинов хорошее оружие и нагайки, которыми подхлестывали пленных, когда гнали их к морю, связанных сыромятными ремнями и «гроздьями» нанизанными на шесты. Кормили пленников во время перегонов сырой кониной, при дележе, как скот, метили раскаленным железом.

Конские и рабские рынки на южных окраинах России были вековым ремеслом азиатов. «И с боя взятыми рабами суда в Анапе нагружать» - так писал А.С Пушкин в поэме «Тазит» про отлаженный промысел исламских людоловов.

*Трапезонт и Каффа сегодня называются Анапа и Феодосия соответственно.

22. Насильственное обращение в Ислам, всячески поощряемое шариатом, многократно усиливалось государственной политикой Османской Порты, всемерно стремившейся полностью исламизировать многонациональное население огромной христианской Византии, в которой туркам, даже несмотря на активное физическое уничтожение «гяуров»*, никак не удавалось установить этнического превосходства.

*«Гяур» -- неверный, немусульманин, презрительное название людей немусульманской веры у мусульман.

Одновременно, систематически и беспощадно расправляясь с греческим, армянским и балканским народами -- как узаконенными согласно шариату, так и откровенно преступными действиями -- Порта лишалась основной крестьянской силы и приводила в упадок сельское хозяйство и ремесленные производства на оккупированных территориях.

«Джизья» - подушная подать с райи (подданные султана), «харадж» - земельный оброк, плюс фуражная повинность и еще десятки продуктовых налогов, налагаемых на христиан изобретательными наместниками султана в своих пашалыках (область под управлением паши), фактически обрекали уцелевшее от расправ немусульманское население Османской империи на дальнейшее вымирание.

К тому же угнетенные народы платили Султану еще одну жестокую дань – налог, называемый «девширме». Это был «налог кровью», когда у христианских семей навсегда забирали в янычарские казармы на воспитание, а затем на пожизненную службу самых крепких и здоровых детей мужского пола, силой отнимая их прямо из рук рыдающих матерей…

23. Вот только небольшой перечень выдержек из Корана, которые радикально настроенные исламские террористы приводят в оправдание своих агрессивных действий и поступков, единодушно осуждаемых не только цивилизованным миром, но и самими мусульманами: 2(191), 2(193), 3(28), 3(85), 5(33), 8(39), 9(3), 9(5), 9(29), 47(4-7).

Заинтересованный читатель легко может найти эти строки, однако мы воздержались от их размещения здесь, поскольку, на наш взгляд, нельзя рассматривать их отдельно, в отрыве от глубокого духовного и тематического контекста великой Книги мусульман.

24. После удачных войн и прочих военных операций Стамбул буквально переполнялся военнопленными. Именно они, привезенные на кораблях турецкого военного флота, составляли главный ресурс мужской рабочей силы Султаната. Каждый турецкий солдат в личное пользование поднимал с завоеванных земель на корабль целую связку военнопленных, ими до отказа набивали трюмы и палубы. Если татары приковывали свою добычу к лавкам и веслам галер, то воины турецкого флота туго привязывали невольников к пушкам, канатам и снастям фрегатов. Уже во время плавания они перепродавали пленных христиан друг другу, меняли их на оружие и табак. Раненые не могли помочь друг другу, они молились и умирали, их докалывали и выбрасывали за борт. Христианскую кровь оттоманы никогда не смывали, отставляя ее дождям и волнам.

Самым бесчеловечным был торг вокруг славянских мальчиков, больших и малых, которые были особенно необходимы ненасытной Оманской империи в качестве живого сырья для будущих войн. Татары продавали их прямо стайками по несколько плачущих малышей и детей постарше, а младенцев отдавали в корзинах. В тех самых, которые ловко крепились к седлам коней и в которых перевозились христианские чада, отнятые от обезумевших от горя матерей. Если дитя казалось продавцу больным или нежизнеспособным - тот, взяв его за ножки, бил теменем о дерево или ближайший угол.

Где был тогда Святой Праведный Иоанн Русский, нам точно неведомо, но, возможно, видел он воочию светлых ангелов, принимавших чистые души крещеных во Христе младенцев

Может быть, именно поэтому особо благоволит именно к детямпрославленный во Святых русский солдат Иоанн и безраздельно покрывает их своею твердой христианской рукой, «наипаче же от малых детей всякую болезнь и горесть отгоняя»* и не переставая до сих пор и до скончания века спасать тех младенцев…

*Из молитвы св.пр.Иоанну Русскому.

25. По другим источникам, св. Иоанна «перевели из конюшни в дом, хотя праведный и не желал того» [26, с. 42]. По всей вероятности, его перевели (или перенесли) в дом уже во время болезни, быть может, совсем незадолго до кончины, поскольку условия глухой пещеры были малоподходящим местом для больного. Как отмечалось«Хотя многократно перестраивался дом бывшего господина Иоаннова, но конюшня доселе остается так, как была при жизни праведного – темная, без окна, высеченная из скалы вулканического свойства, подобная большой пещере; всякому, желающему видеть ее, предоставлен свободный вход туда» [26, с. 41, примечания переводчика в сноске].

26. Иеромонах Дионисий [из Прокопиона Кесарийского]. Святой праведный Иоанн Русский. — «Душеполезный собеседник». М., 1888, вып. 2, ос. 40–45 (на сс. 45–47 «Дополнение» о чудесах святого Иоанна и его почитании в конце XIX века). Перевод с греческого из книги: «История Калпадокии. Т. 1. Церковная история». Афины, 1886, издание Анастасия Левида, сс. 300—309.

27. Константин Дукакис. Великий Синаксарий [Четьи-Минеи]. Афины, 1893, т. 6, сс. 411 – 416 (краткое житие святого Иоанна Русского) (на греч. яз.).

28. «Песненное последование и житие святого отца нашего Иоанна Русского, подвизавшегося в Прокопионе Каппадокийском». Константино­поль, 1899 (на греч. яз.). Под редакцией главного хартофилакса Константинопольской Церкви Мануила Гедеона. [Книга содержит службу в честь святого Иоанна Русского, состоящую из молитвословий на великую вечерню, литию и утреню (сс. 5–30), житие святого Иоанна (сс. 31–54), а также молебный канон святому (сс. 55–62) и его иконописное изображение.]

29. «Житие и песненное последование праведного и Богоносного отца нашего Иоанна Нового, Исповедника, Русского». Прокопион на Эвбее, 1970. [Цит. по переводу с греческого иеромонаха Поликарпа Ничипорука.]

30. «…с поразительным единодушием». Можно предположить, что описываемый приезд в Прокопион делегации Афонского Русского Свято-Пантелеимонова монастыря был не первой просьбой афонских монахов и какие-то переговоры о передачи десницы велись задолго до описываемого события. Афонские монахи, несомненно, притекали в Прокопион для поклонения св.пр.Иоанну Русскому задолго до приноса десницы на Афон.

Так, в житийной литературе есть рассказ [35] о чудесном спасении в 1878 году инока Русского Афонского монастыря по имени Андрей, который был чудесно спасен Святым Иоанном Русским, когда возвращался на Афон из Прокопиона. Святой сам явился на дороге отцу Андрею и его попутчикам (как молодой человек на рыжем коне) и предупредил о том, что впереди их ждут грабители. Это впоследствии подтвердили другие путники, которые ехали несколько раньше отца Андрея и были ограблены.

31. Интересно, что практически одновременно с переносом мощей Святого в этот новый Храм (названный в его честь), окончательно обрушился пещерный Храм великомученика Георгия Победоносца, где Святой Иоанн когда-то молился и где мощи Святого хранились некоторое время после их чудесного обретения в 1733 году, до переноса в Храм свт. Василия Великого.

Эта история имела свое продолжение в середине 20 века, когда в греческом Неопрокопионе состоялся перенос мощей Святого в Храм его имени из Храма Константина и Елены, после торжественного освящения нового Храма. Примерно в это же время в турецком Ургюпе (бывший Прокопион) был разрушен турками (взорван) Храм св.пр. Иоанна Русского, тот самый, о котором здесь идет речь.

32. После поражения центральных держав в I Мировой войне греческие войска с разрешения Антанты оккупировали 15 мая 1919 г. Измир (Анатолия). 22 июня 1920 г. греческая армия перешла в наступление. Поначалу греческие войска, снабженные английским оружием, добились значительных успехов, но по мере продвижения вглубь Анатолии трудности возрастали. В августе 1922 г. турецкие войска нанесли тяжелое поражение грекам: 9 сентября 1922 г. турки захватили Смирну (сегодня – Измир), и греческие войска были сброшены в море. Остатки греческой армии, потерпевшие огромные потери, укрылись на островах Хиос и Лесбос. В это время в самой Греции началось восстание, которое привело к смене правительства и отречению короля Константиноса от престола в пользу сына Георгиоса. В Малой Азии началось массовое истребление греческого населения со стороны турок, уничтожение шло по религиозному признаку, тотально вырезались именно христиане. Только в Смирне за несколько дней сентября 1922 года было уничтожено более 200 тысяч православных греков и множество армян. Всего в этой резне погибло огромное число православных греков (называют цифру полтора миллиона). Лишь 24 июля 1923 г. был подписан Лозаннский мирный договор, завершивший войну. В соответствии с ним состоялся обмен населением Греции с Турцией по религиозному признаку и в Грецию прибыло около 1,5 миллиона переселенцев. Трагические события 1920-1923 гг. получили у греческих историков название «Малоазиатская катастрофа».

33. Калемис Александр Д. Путь Русского Святого из Каппадокийского Прокопио в Турции в греческое Прокопио на Эвбее. Эвбейское издательство «Кинитро» Э.Калеми, Н.Пиргос Ореи Эвбея, 2008.

34. Селение Ахмет-Ага на острове Эвия было частично выкуплено, а частично экспроприировано греческим правительством для переселенцев из Турции у английских собственников. В 1924 году здесь жили около 60 семей местных батраков, работающих на английских хозяев.

Переселенцы прибыли сюда в апреле 1925 года и утвердили день памяти Святого Иоанна Русского – 27 мая – как день основания Нового Прокопиона. Разумеется, этот день был объявлен праздничным и было согласовано, что на праздник будут привезены мощи Святого, которые тогда находились в кладбищенской Церкви Халкиды. Однако Прокопийцы, оставшиеся в Халкиде, в последний момент изменили имевшуюся договоренность о привезении мощей Святого в Новый Прокопион для празднования, так как боялись, что мощи не вернут в Халкиду.

Прокопийцы вынуждены были провести праздник освящения нового места без своего Святого, обиделись на земляков из Халкиды и решили похитить мощи. Несколько молодых нео-прокопийцев вечером 4 июня 1925 года отвлекли сторожа кладбищенской Церкви и выкрали мощи Святого.

5 июня 1925 года в Нео-Прокопионе началось большое празднование по поводу переноса мощей Святого Иоанна Русского. Все жители региона Кирея и Северной Эвии с огромным воодушевлением и энтузиазмом присоединились к просьбе нео-прокопийцев Митрополиту Халкидскому Григорию и фактически вынудили Митрополита дать согласие на то, чтобы определить Нео-Прокопион местом пребывания мощей Святого Иоанна Русского.

С тех пор Святой остается в Нео-Прокопионе и никогда не покидал его.

35. Evlogeite! APilgrim'sGuidetoGreece. ByMotherNectariaMcLees. St.NicolasPress. An Imprint of CrossBearers Publishing, 2002.

36. Русские Афины, 28.08. 2013 г, http://rua.gr/news/sobmn/naukaobrrel/10284-lnerukotvornoe-chudor-sluchilos-v-hrame-svjatogo-ioanna.html.

37. Монах Иоанн Вранос, профессор византийской живописи. Праведный Иоанн Русский. Иллюстрированное жизнеописание. Издание общества «Праведный Иоанн Русский». Халкис, 1973 (2-е изд., Халкис, 1974). [Цит. по переводу 2-го изд. иеромонаха Поликарпа Ничипорука.]

38. Деяние Священного Синода Русской Православной Церкви о канонизации святого Иоанна Русского. – «Журнал Московской Патриархии», 1962, № 9, сс. 3—5.

39. Служба святому праведному Иоанну Русскому, Исповеднику. – «Журнал Московской Патриархии», 1967, № 11, сс. 73–79.

40. П. В-ский. Сообщения о новых книгах. (Рецензия на [3].) – «Прибавления к Церковным ведомостям», 1900, № 42, сс. 1722–1724.

41. Е. Карманов, кандидат богословия. Святой Иоанн Русский. – «Журнал Московской Патриархии», 1959, № 12, сс. 66–69.

42. Н. К. (Епископ Питирим). Слово о святом Иоанне Русском в Неделю Всех святых. – «Журнал Московской Патриархии», 1963, № 7, сс. 31–33.

43.Архимандрит Иустин Попович. Св. Иован Руски. – «Житиа светих за ма. Београд, 1974, сс. 608–611.

44. Почитание святого Иоанна Русского в Элладской Церкви. – «Журнал Московской Патриархии», 1974, № 6, сс. 46–47.

45. Святой исповедник Иоанн Русский. – «Настольная книга священнослужителя». Т. 3. Издание Московской Патриархии, 1979, сс. 366–368.

46. А. Лоцинский. Хронология русской военной истории. СПб., 1891.

47. Военно-исторический календарь и месяцеслов. СПб., 1898.

48. Н. В. Анисимов и А. К. Зиневич. История Русской армии. Эпоха Петра Великого 1699–1762 гг. Чугуев, 1911.

49. История Украинской ССР. Т. 1. Институт истории АН УССР. Киев, 1953.

50. А. Д. Новичев. История Турции. Эпоха феодализма (XI–XVIII века). Л., 1963.

51. С. Масловская. О внешнем состоянии Православной Церкви в Турции со времени падения Константинополя до половины XVIII столетия. Харьков, 1864.

52. В. Болотов. История внешнего состояния Константинопольской Церкви под игом турецким. – «Христианское чтение», 1882, №№ 9–10.

53. Профессор А. П. Лебедев. История Греко-Восточной Церкви под властью турок. От падения Константинополя (в 1453 г.) до настоящего времени. Т. 1. Сергиев Посад, 1896; т. 2. Сергиев Посад, 1901.

54. Г. Скобей. Страницы русско-элладской церковной дружбы. – «Журнал Московской Патриархии», 1977, № 4, сс. 37—42.

55. «Канонизация есть установление Церковью почитания святого. Акт канонизации – иногда торжественный, иногда безмолвный – не означает определения небесной славы подвижника, но обращается к земной Церкви, призывая к почитанию святого в формах общественного Богослужения. Церковь знает о существовании неведомых святых, слава кото­рых не открыта на земле» (Г. П. Федотов, «Святые древней Руси». Париж, 1931, с. 12)